Домой / Трофеи / Серна — самый бюджетный трофей из горных животных

Серна — самый бюджетный трофей из горных животных

ФОТО MARKUS L/FLICKR.COM (CC BY-NC 2.0)

К близким родственникам серн можно смело отнести других представителей этого рода, например горалов, живущих в  Азии, и  снежную козу, обитающую в  Северной Америке.

Все представители серн — грациозные животные .

Обретаясь в  горах, они приспособились к  жизни в  суровых условиях.

Их копыта, как у баранов и  козлов, имеют твердые, острые кромки, а  между ними мягкие подушечки.

Такое устройство конечностей позволяет сернам цепляться за малейшие выступы скал и  удерживаться на  ледниках.

И  у  самок, и  у самцов вырастают короткие черные рога, которые на  вершине резко поворачиваются назад в  виде крючка.

Рога имеют приблизительно одинаковую длину, но  у самцов они более толстые. Как и  другие горные животные, серны ведут стадный образ жизни.

Большие группы состоят из самок, молодняка и  молодых самцов. Взрослые самцы в  основном ведут одиночный образ жизни и лишь в период гона, в  конце октября — ноябре, присоединяются к  группам и изгоняют молодых, причем между доминантными самцами происходят турнирные схватки.

Зрение, слух и  обоняние у  серн развиты прекрасно, именно они помогают животным спасаться от многочисленных врагов. Заметив их, животные предупреждают сородичей свистом и  ударами копыт по  камням. Серны быстро бегают и  при опасности укрываются в  недоступных скалах.

Ранее предполагалось, что все серны представляют один вид, но в  наши дни систематики считают, что существуют два четко выраженных вида: серна обыкновенная (Rupicapra rupicarpa) и  западная (Rupicarpa pyrenaica).

Эти самостоятельные виды в  свою очередь имеют семь подвидов. Еще одной особенностью серны является сильно прерывистый ареал. Эти представители горных полукозлов и  антилоп населяют горы Южной и  Центральной Европы.

Читайте материал "Выбор калибра и патрона для горной охоты"

В  Азии они встречаются в Турции (Анатолия) и на  Кавказе. Этих животных успешно акклиматизировали в  Новой Зеландии, выпустив в 1907 году в качестве подарка от австрийского монарха Франца Иосифа I в дикую природу.

Животные быстро приспособились к условиям острова, и с 1936 года на них стали охотиться. В наши дни новозеландские охотники добывают за год около двух-трех тысяч серн.

Испокон веков охотники Европы и  Азии считали серну почетным трофеем. Ее шкура шла на  изготовление великолепной замши. Австрийские охотники использовали волосы с  шеи и  спины животного для украшения головных уборов (тирольская шляпа). Мясо высоко оценено гурманами.

Сама охота считалась сложной и  опасной. Охотник не  только должен был подкрасться к  животному на  нужную дистанцию, но  и подумать о  том, куда оно упадет после выстрела.

Обыкновенная серна насчитывает семь подвидов. Пять обитают в  Европе и  два — в Юго-Западной Азии.

В свою очередь юго-западная серна объединяет три подвида: Пиренейская (Южная Франция, Северо-Восточная Испания), Кантабрийская (Кантабрийские горы, Северо-Восточная Испания), Апеннинская (Апеннинские горы, Центральная Италия).

Эти подвиды отличаются меньшими размерами рогов,  растущих более вертикально, чем у остальных серн. Численность Пиренейской серны составляет более 20  000 особей.

Читайте материал "Карабин Лось: первый советский охотничий карабин"

Некоторые из перечисленных подвидов крайне малочисленны, другие же представляют обычный объект охоты. Наиболее высокая численность серны в  Альпах. Здесь обитает не  менее 400  000 особей, причем эта цифра растет.

 

ФОТО FULVIO SPADA/FLICKR.COM (CC BY-SA 2.0)

Типичные местообитания серн — это скалистые склоны гор с  участками леса. Скальные обнажения с  карнизами и  нишами используются парнокопытными как убежища от хищников или неблагоприятных погодных условий.

Ясно выраженных сезонных миграций не  наблюдается, в  течение года серн можно встретить от нижней зоны леса до  высокогорья.

Меняется лишь степень встречаемости их на  разных высотах и  экспозициях склонов. Летом основная масса животных держится на  высотах от 1700 до 2500 метров над уровнем моря, в  верхней полосе леса, субальпийской и  альпийской зонах.

С  конца октября бо`льшая часть серн начинает перемещаться в  лесной пояс. Зиму козы проводят в  полосе темнохвойных лесов на  высотах 1000–1500 м над уровнем моря. Обычно серны придерживаются крутых южных склонов и  осыпей, лучше прогреваемых солнцем.

Петр Зверев

 

КРАСОТКИ ИЗ ФРАНЦИИ

Самым бюджетным трофеем из всех горных животных считается серна. По системе SCI их десять подвидов.

Для достижения высшего алмазного уровня «Серны мира» достаточно добыть шесть. Интересно, что по клубной системе OVIS насчитывается одиннадцать подвидов серн, а в Клубе горных охотников России (КГО) их аж четырнадцать. Я это понимаю так.

Мир охотников невелик, а уж «горняков», для кого охота не развлечение, а адский труд, связанный с риском для здоровья и жизни, совсем мало. И все это люди увлеченные, берущие новые вершины — как в прямом, так и в трофейном смысле. И им хочется добывать все новые виды животных, продвигаться дальше и дальше…

Читайте материал "Чтобы мечта сбылась: как удачно поохотиться в Африке"

До этого во Франции я не охотился, посему для меня это была новая страна, новые традиции и трофеи. Организаторы охоты обещали на все про все три-четыре дня. Отлично! В путь!

В самолете я встретил своего одноклубника Андрея, который тоже собирался охотиться на серну, но, в отличие от меня, второй раз. Поговорили мы с ним, все обсудили, долетели до места, и наши дороги разошлись.

Франция не какая-нибудь гигантская страна, для нее и одной серны — Шартрезской — за глаза достаточно. Но охота была организована еще на один подвид — Веркорский. Оба подвида названы так по месту их обитания, а это Шартрезский и Веркорский массивы. Интересно, сама-то серна знает, как и почему называется.

 

Поскольку охота на серну проходит в условиях горного ландшафта, хорошая оптика, желательно с дальномером, может оказать неоценимую помощь. ФОТО ЛЕОНИДА ПАЛЬКО

Планы планами, а погода сразу внесла в них свои изменения. Ну что ж! В одном месте туман — поедем в другое. Карабин пристрелять не дали, мол, все и так хорошо пристреляно. Лучшее время для охоты — вечер до темноты и утро. Днем серны прячутся, в лесу.

Местные переживают: вот-де пришли волки из Италии и серн разогнали, теперь мало шансов их увидеть. А по законам Евросоюза волки защищены. И они бесчинствуют. Поэтому нужно использовать любую возможность.

В гараже, переделанном местными охотниками под штаб-квартиру, где главное — большой стол для посиделок, мы переоделись и отправились скорее в горы. Подъем был буквально по отвесной стене, держаться можно было только за ветви кустарника, на них же и подтягиваться, помогая ногам руками.

Читайте материал "Ковер из медвежьей шкуры — знатный трофей"

Поднялись. Осмотрелись. Нашли серн. Начали выслеживать и скрадывать. Но вот незадача: с позицией не повезло. Стрелять с упора не было никакой возможности, посему выстрел сидя на расстоянии 248 метров был мимо.

Так что утром пришлось все начинать сначала: подъем на господствующую высоту, выслеживание, выбор правильной позиции, стрельба с упора… Итог — выстрел в самое сердце. Все. Можно радоваться.

Но оказалось, что Филипп, мой аутфитер, снимал фильм, и мне пришлось делать дубль за дублем, а значит, ползти, целиться, стрелять… А я-то думал, что камеру он устанавливает для гарантии выстрела. А тут фильм. Полноценный.

Я так и не понял, какую взял серну. Шартрезскую? Или Веркорскую? Ну да все равно! Я непременно приеду сюда еще раз, за любой красоткой.

Кстати, любопытная деталь. Возвращаясь, мы встретили местного охотника с собаками. Он стрелял вальдшнепов. До чего же колоритный персонаж в берете! Типичный француз! Вот, товарищи российские охотники, наши вальдшнепы уже у них.

А вечером с местным владельцем охотничьего магазина я выбирал значки охотничьей тематики и получил сумасшедшее удовольствие. В результате в мою коллекцию добавились 72 значка. Это мой второй трофей.Спасибо, Франция!

В самолете встретил Андрея. Он тоже прекрасно отстрелялся и добыл трофей.

Леонид Палько

 

НЕДОСТУПНАЯ ТУРЧАНКА

Охотиться я стал не так давно и в общем-то случайно. В 2007 году один мой добрый товарищ увлек меня в Африку. И если туда я улетал ничего не знающим об охоте новичком, то в Москву вернулся навсегда отравленным ее благородной бациллой человеком.

С тех пор я много охочусь по всему миру и ни секунды не жалею о своей «болезни». На сегодняшний день в Африке мне осталось лишь четыре сафари, чтобы «закрыть» все трофеи.

 

Многие охотники стремятся собрать полную коллекцию разрешенных к добыче подвидов серны. ФОТО ПАВЛА ГУСЕВА

Я люблю горы. Это первое. Второе. Я ввязался в бесконечную гонку за наградами Международного клуба «Сафари» и отступать уже не намерен! И Третье. Из всех охот, на которых я побывал, горные стоят особняком, и лучшая среди них — охота на серн.

Сегодня из десяти подвидов серн, официально зарегистрированных клубом, мною добыто восемь. Каждая из охот памятна и интересна.

Одна помнится тем, что серна была добыта в экстремальных погодных условиях, другая — прекрасными видами гор, третья — дальним выстрелом.

Читайте материал "Минприроды запретит любой оборот охотничьей продукции от регулирования численности"

Но я хочу рассказать об охоте на анатолийскую серну. Она не принесла мне желанного трофея, мало того, на ней я чуть не погиб, попав под камнепад.

Но мне представляется справедливым рассказать именно о неудавшейся охоте, потому как многие люди склонны думать, что охота — это некий поход в магазин за мясом, трофеем и т.д., что охотники — варвары, убивающие бедных беззащитных животных, у которых нет ни малейшего шанса на спасение.

Итак, восточная Турция, район Трабзона. Чтобы было понятно, где это, добавлю, что от места охоты до Батуми всего 60 километров. Потрясающе красивые горы!

Это не Центральный Кавказ с остроконечными гребнями и вершинами за три-четыре тысячи метров. Своей буйной растительностью, округлыми формами и террасами с чайными плантациями побережье Черного моря тут больше всего напоминает кусочек юго-восточной Азии — Таиланд.

Картина дополняется глубокими ущельями с отвесными стенами, по дну которых текут бурные речки и ручьи с бесчисленными водопадами, а над ними висят радужные облака водяной пыли. Все это, конечно же, вызывает желание снимать и снимать в бесплотных попытках схватить и сохранить в памяти красоту и уникальность места.

Поездив по миру, ответственно заявляю, что это одно из красивейших мест, которые мне довелось увидеть.

Дорога от аэропорта до района охоты не заняла много времени. Далее последовал подъем в горы на машине до охотничьей хижины, откуда нам предстояло охотиться. Проходимость гор по тропам была отменная.

Зализанные формы рельефа, высота не более 2500 метров — трудно представить лучшие условия для горной охоты. Однако если вы покинете тропу, то передвижение превратится в пытку. Мне, например, вспоминается боль в руках (да-да, в руках, а не в ногах или спине) от постоянного подтягивания за длинные стебли кустарников, стелющихся по склону.

Каждый шаг — усилие, каждая секунда — контроль за положением тела на склоне. Если оступишься или упадешь, то легко скатишься по ветвям и стволам кустарника вниз на десяток-другой метров.

 

Поскольку серна  — типичное горное животное, то охотник должен обладать терпением, силой и выносливостью. ФОТО АНДРЕЯ ЗАИКИ

Вот так, подтягиваясь на руках, как заправские гимнасты, мы поднялись на вершину хребта, откуда открывался вид на горы. С этой точки в бинокли мы нашли группу животных, среди которых были трофейные экземпляры.

Полтора километра мы шли два с половиной часа. Подошли на расстояние 450 метров и поняли, что оказаться ближе никак нельзя. Как же я жалел, что со мной не было моего оружия! То, что мне выдали, совершенно не подходило для стрельбы на такую дистанцию.

У меня в руках была старая, «юзаная» чезетка в калибре .243 с оптикой для стрельбы на дистанции не более 200 метров. И все бы ничего, если бы мой пиэйч знал баллистику оружия и боеприпасов. Но, положившись на его данные, я занизил точку прицеливания, и пуля ударила склон прямо под брюхом самца серны.

Читайте материал "Госдума отправит охотников учиться снаряжать гладкоствольные и нарезные патроны"

Животные, естественно, бросились наутек. Удрученные промахом, мы стали спускаться к дому. Однако и здесь нас ждал капкан.

К несчастью, проводники «промахнулись» руслом реки, и, идя параллельным ущельем, мы уткнулись в водопад, обойти который не было ни малейшего шанса, а прыгать вниз с десятков метров очень не хотелось.

Уже в сумерках нам пришлось разворачиваться и подниматься снова, хотя, по словам проводников, мы не дошли до автомобиля каких-то четырехсот метров. Разочарованию не было конца. Во время подъема старшему проводнику пришла в голову мысль, что можно тропой перевалить из нашего ущелья в то, по которому мы поднимались утром. Оставалось лишь найти эту тропу.

Посланный на поиски человек исчез во мраке ночи, подсвечивая себе дорогу сотовым телефоном (единственный налобный фонарь был, кстати, у меня), а мы расположились под склоном и стали ждать. Не прошло и десяти минут, как ушедший обрушил на нас камнепад. Случайно.

Уж не знаю почему и за что, но меня судьба «порадовала» подарком в виде здоровенного камня, упавшего мне на голову. Горы огласились моим ревом от боли, испуга и шока. Кровь лилась рекой. Что я кричал в эти минуты, повторить нельзя.

Но постепенно испуг отступил, а осмотр показал, что у меня просто рассечена кожа (в больнице мне наложили девять швов), и, «заправив мозги в голову», я предложил своим спутникам продолжить выход к лагерю. Проводники хотели было вызвать спасателей, но я их убедил не делать этого.

Даже если они скоро прилетят, то все равно не смогут эвакуировать меня на вертолете и вынести мои 107 килограммов на носилках, так как мы находились на дне узкого ущелья.

Однако, когда через час-полтора мы спустились к месту, откуда начали свой подъем, меня уже поджидал десяток автомобилей и человек сорок врачей, спасателей, полицейских и представителей еще бог весть каких служб.

Апогеем дня стал вопрос, заданный именно мне одним из спасателей: «А где пострадавший?» Может быть, потому, что из всей группы, состоящей из пяти человек, я был вторым, спустившимся к лагерю?

На этом моя охота, к сожалению закончилась. Два дня ушли на больницу, врачей, рентген и полицию. Законники долго пытали меня на предмет, не было ли в случившемся криминальной составляющей.

Затем в горах случился туман, который висел четыре дня. А потом подошло время возвращаться в Москву. Но свою анатолийскую серну я возьму в следующий раз. Обязательно. Характер не тот!

Андрей Заика

Проверьте также

Волк и семеро козлят: рельная история

  Дела давно минувших дней. Вообще-то не так давно минувших, ну лет шесть или семь …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.