Домой / Трофеи / Охота в Пакистане не всегда легкая

Охота в Пакистане не всегда легкая

Рога мархура делают два-три и более оборота вокруг своей оси. Фото Эдуарда Бендерского.

В аэропорту меня встретили служащие, которые доброжелательно и очень внимательно изучили содержимое моего багажа .

В этот раз я прилетел в Кветту без оружия, так как организаторы обещали предоставить мне на выбор несколько карабинов.

Дело в том, что все таможенные формальности с оружием в Пакистане проводятся только в аэропорту Исламабада.

Экономия времени и плотный рабочий график заставили меня отказаться от моего карабина в пользу арендованного.

Своя рубаха, конечно, ближе к телу, как говорится, но опыт позволяет быстро приспособиться к тому, что есть под рукой.

Мне достался легкий горный карабин калибра 300WM со сносным 14-кратным прицелом «Люпольд». Пристреляв оружие на 200 метров в ноль, я определился, какими метками стрелять на дистанции 300, 400 и 500 метров, но это в крайнем случае.

Дорога от аэропорта до базового лагеря заняла около пяти часов. По пути нам встречались небольшие палаточные лагеря кочевников, все имущество которых — это сшитый из тряпья тент, спасающий от палящего солнца.

Под ним живут все: и дети, и взрослые, и домашний скот — главная ценность семьи. Так они и кочуют из Пакистана в Афганистан и далее к границам с Таджикистаном в поисках свежей травы для своих баранов. Маленькие чумазые детишки, бегая босиком по выжженной земле, играют с только что родившимися ягнятами.

Эти люди живут в иной, отличной от многих системе координат и ценностей, и по-своему счастливы.

 

Любая горная охота на 80 % состоит из процесса обнаружения зверя на склонах. На фото видно заранее подготовленное укрытие для охотников, вероятно, выстроенное для загонных охот. Фото Эдуарда Бендерского.

В базовый лагерь мы добрались около двенадцати дня. Это было глиняное строение со многими помещениями. Для охотников предоставлялась комната с печкой, и даже отдельный туалет. Все просто, а для гор даже комфортно.

Времени на раскачку не оставалось, поэтому мы быстро переоделись, затем последовали пристрелка и выход в горы на поиск первого трофея сулейманского мархура. Быстрый полуторачасовой подъем, и вот мы уже на высоте 2900 метров.

Круто, но ведь именно в таких местах и обитает дикий горный козел. Как всегда, со мной шла большая группа сопровождающих лиц, активно осуществляя поиск животных.

Первую группу из трех самцов, мирно отдыхающих под лучами весеннего солнышка, мы заметили быстро. Дистанция была около 500 метров. Из своего карабина я, конечно же, сразу бы выстрелил, но стрелять на такую дистанцию из чужого посчитал ошибкой. Егеря предложили мне отдохнуть.

Читайте материал "Интервью с Эдуардом Бендерским: взгляд в прошлое и будущее"

Их тактика заключалась в том, чтобы дождаться, когда звери начнут движение, и уже в зависимости от этого, а также от направления ветра начать их скрадывать. Отдых в тени большого камня не был долгим. Уже через полчаса животные поднялись и пошли, но, как назло, от нас.

Все попытки догнать их, обогнув соседний хребет, не увенчались успехом. Мархуры как будто растворились в горном массиве. Порой диву даешься, насколько быстро в горах меняется обстановка и как находящиеся, казалось бы, рядом животные куда-то исчезают бесследно.

Для нас это означало дальнейший активный поиск и многочасовые прогулки по скалистым горам. Не могу сказать, что они очень сложные, но череда подъемов и спусков дает о себе знать, тем более в первый ходовой день.

Около пяти часов пополудни было принято решение пуститься в обратный путь. Вечерело. В душе теплилась надежда встретить животных по пути в базовый лагерь, как это бывало не раз. В такие моменты в голове охотника гуляют мысли на уровне молитв.

 

Склоны гор в Пакистане весьма опасны, особенно в непогоду. Фото Эдуарда Бендерского.

Через некоторое время по радиостанции один из наблюдателей сообщил, что видит группу мархуров. Все заметно оживились, начались активные переговоры и корректировка направления выдвижения.

Через пятьдесят минут хода мы вышли на нужный нам склон и заняли стратегически важное положение сверху. Минут через десять заметили внизу большую смешанную группу животных — и самок, и детенышей, и нескольких самцов. Ветер днем идет снизу, так что нам ничего не могло помешать.

Мы активно высматривали и оценивали трофейные качества потенциальной добычи. В итоге приняли согласованное решение стрелять. Начался поиск подходящей позиции.

Стрельба под большим углом около тридцати пяти градусов не очень удобное занятие. Дистанция выстрела была около 300 метров. С учетом поправки на угол места цели я вычел 100 метров, и итоговая марка прицеливания стала 200 метров, на них карабин и пристрелян.

Далее были задержка дыхания и выстрел. Все. Трофей взят. Радости не было предела. Надо же! Добыть трофей мархура в первый же день охоты! Не прошло и суток, а половина дела уже сделана, один трофей добыт. А завтра утром мы попытаемся найти и добыть второй трофей — афганского уриала.

 

Каждая охота начинается с пристрелки оружия, тем более чужого. Фото Эдуарда Бендерского.

Особенность охоты на барана именно в марте заключается в том, что в это время в нижней части горного массива всходит молодая сочная зеленая травка, и звери спускаются вниз в утренние часы кормиться.

Мы выехали из лагеря около шести утра и уже через полчаса обнаружили двух самцов, спускающихся на кормление. На оценку маршрута и выдвижение ушло не более тридцати минут. За это время нам удалось незаметно подойти на дистанцию 150 метров, а дальше, как говорится, дело техники. В итоге трофей взят.

С момента моего приземления в Кветте прошло 23 часа. Сказать, что все сложилось удачно, — ничего не сказать. Но пусть у вас не складывается обманчивое впечатление об охоте в Пакистане.

За неделю до этого я провел на охоте в этой стране десять дней, пять из которых добирался до места: три дня ехал на машине, а потом был двухдневный 35-километровый пеший переход по труднопроходимым горам на высоте 4000 метров под постоянно падающим снегом.

Читайте материал "Интервью с Сергеем Ястржембским"

И только на шестые сутки состоялась трудовая охота на голубого барана. А охота на кашмирского мархура и вовсе оказалась неудачной. Двухдневные поиски и лазанья по крутым скалам не дали никакого результата, трофейных же самцов мы вообще не нашли.

Пришлось возвращаться в Москву, поскольку в запланированное для охоты время в Кветте разрешение так и не было получено.

И только спустя несколько дней состоялось возвращение в Пакистан и описанная выше счастливая охота.

ОТ РЕДАКЦИИ: МАРХУР — ВИНТОРОГИЙ КОЗЕЛ

Существует две трактовки названия винторогих козлов — мархуров. В переводе с фарси mar — это «змея», а kbor — «пожирающий».

Буквально мархур переводится как «козел, пожирающий змей». На языке пушту, одного из народов Афганистана, mar также обозначает змею, а вот слово akbur — рог.

Этот вариант кажется более убедительным, и таким образом винторогими козлами можно назвать животных, которые носят змеевидные рога. Современное латинское название Capra falconeri винторогие козлы получили в честь шотландского ученого-натуралиста Хьюго Фальконера.

Рога самцов и самок мархура закручены в спираль, подобно штопору, причем правый рог закручен вправо, а левый, соответственно, влево. Обычное число витков спирали от двух до трех.

Основания обоих рогов находятся близко друг к другу, выше рога расходятся. Угол этого расхождения различается в зависимости от подвида, но симметрия сохраняется у всех животных. Самцы обладают пышной бородой, густым мехом на груди и шее.

Основная масть — песочно-рыжеватая либо серо-рыжая. Свисающий с груди мех светлее основного окраса, даже беловатый. Передняя поверхность конечностей покрыта черными полосами.

Мархуры весьма крупные животные. Длина их туловища колеблется в пределах от 140 до 170 сантиметров, рост в холке доходит до одного метра. Следует сказать, что самцы вдвое больше самок.

Живой вес взрослого козла составляет от 80 до 120 килограммов, коза весит от 40 до 60 кило. Длина рога взрослого самца может доходить до 70–90 сантиметров, а его диаметр возле основания — от 20 до 24 сантиметров.

 

Зимой мархуры активны все светлое время суток. Летом пасутся ночью, рано утром и вечером. Фото: SHUTTERSTOCK.COM

Мархуры в настоящее время обитают в Афганистане, Пакистане, Индии, Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане. В результате военных действий в ряде стран и браконьерства численность винторогих козлов значительно сократилась.

Согласно последним данным (2011–2013), на всей территории ареала обитает около 8800 мархуров. Поскольку некоторые области не вошли в учетные данные, можно предположить, что численность винторогих козлов на планете составляет около 9700 особей.

В настоящее время регулярные охоты на мархуров проводятся лишь в Пакистане. По оценкам, в этой стране обитает около 4500 мархуров трех подвидов. В ряде регионов отмечается стабильный рост местных популяций.

Читайте материал "Госдума планирует разрешить охоту в зеленых зонах"

Винторогие козлы обитают к гористой местности с крутыми утесами на высоте от 600 до 3600 метров.

Мархуры ведут в основном дневной образ жизни, но наиболее активны ранним утром и поздним днем. Эти животные стараются избегать мест, где велика глубина снежного покрова. У самок обычно рождается один-два малыша.

Животные становятся половозрелыми в 18–30 месяцев, доживают до 12–13 лет. Винторогие козлы обладают прекрасным зрением, отличным слухом и чутким обонянием. Их главные естественные враги — волк, снежный барс, рысь и беркут.

Сегодня все подвиды и популяции винторогих козлов выведены из Приложения II в Приложение I СИТЕС в 1992 году. Десятое совещание конференции сторон СИТЕС в 1997 году приняло резолюцию с учетом ежегодной квоты на добычу шести мархуров в Пакистане.

Петр Зверев

Проверьте также

Волк и семеро козлят: рельная история

  Дела давно минувших дней. Вообще-то не так давно минувших, ну лет шесть или семь …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.